Saros
LiveLib — социальная сеть читателей книг

Кровь и шоколад. Том 3: Смерть и Жизнь

血とチョコレート 3

I. Настоящий детектив (spoiler-free)

Скажу не преувеличивая — это лучшая остросюжетная история из прочитанных в этом году. В аннотации жанр манги обозначен как "саспенс", т.е. триллер/детектив, в котором чувство страха сопряжено с тягучим ожиданием чего-то рокового и непредвиденного. Действительно, здесь хватает как жутких моментов из разряда "кровь-кишки", так и элементов, характерных для детективов разных подтипов:

— классический: герой ведёт расследование и пытается вычислить преступника из ограниченного числа подозреваемых;

— психологический, в котором флэшбэки многочисленны и очень многослойны, а метаморфозы идентичностей происходят с головокружительной скоростью;

— шпионско-политический: немного неожиданно для сёдзё-манги, однако в основе главного конфликта лежит противостояние именно такого характера.

К тому же! Техника "ненадёжного рассказчика" и сама по себе способна творить чудеса, но графическая природа повествования даёт почти неограниченную свободу в деле нагнетания неопределённости. Вот в первом кадре показывают происходящее с героем здесь и сейчас, рядом разными шрифтами наплывают друг на друга мысли другого (других?), и тут же — провал в воспоминания кого-то третьего (причём истинны ли они — это ещё вопрос), перемежающиеся рассказом о прошлом, причём с точек зрения нескольких персонажей… Затенённые лица. Вымаранные слова. Интрига раскручивается, напряжение растёт как снежный ком и наконец разражается потоком откровений, разоблачений и экзистенциальных трагедий. Повторное прочтение таких работ дарит наслаждение особого рода, когда все странные, непонятные, казавшиеся непостижимыми фрагменты получают логичное объяснение и занимают свои места в цельной картине происходящего.

II. Колыхание занавесок (warning: dubious speculations)

Во время чтения у меня не раз появлялось ощущение множественного дежа-вю. В первую очередь, конечно, это касается визуальных решений naked ape, будь то образы персонажей или композиция отдельных мизансцен: плюшевый мишка со звездой на лбу, упоминавшийся уже в рецензии на предыдущий том инструктор, комната наблюдения с полностью покрытой мониторами стеной… Некоторые (порой весьма специфические) сюжетные ходы тоже кочуют из одной серии в другую, но корить авторов за самоповторы у меня всё-таки рука не поднимается. Пусть это будут характерные черты их художественного стиля ( ͡° ͜ʖ ͡°)

На уровне же проблем и смыслов "Кровь и шоколад" во многом продолжает мангу "Куклы". В некотором роде это "взгляд с другой стороны".

Как и в Третьей империи Тоуто, отверженные дети становятся винтиками и шестерёнками в механизме системы. Такому винтику "всё дозволено", ибо его совесть — приказ начальства, его судьба — быть безвольным орудием для беспрекословного исполнения высшей воли. Удобно для сирот, полезно для страны. Но даже самые совершенные технологии промывки мозгов не могут на 100% гарантировать, что не настанет переломный момент, не произойдёт скачок в развитии самосознания, не возникнет проклятый вопрос: "За что мы воевали?"

В иных ощущение собственной социальной неполноценности питает сильнейшую, всепоглощающую потребность в признании. Умело культивируемая и направляемая в нужное русло, эта неосознанная нужда постепенно преобразуется в необузданную жажду доминирования и власти, уверенность в собственной исключительности, безнаказанности и вседозволенности.

На середине третьего тома мне в голову вдруг пришла высокопарная фраза, отвязаться от которой оказалось решительно невозможно: в декорациях империи Сэйто вольным сквозняком гуляет дух Достоевского.

Манипуляция. Совращение. Бесы.

Пощёчина. Надрыв.

Катарсис.

«...ничего нет выше, и сильнее, и здоровее, и полезнее впредь для жизни, как хорошее какое-нибудь воспоминание, особенно вынесенное еще из детства, из родительского дома. ... И даже если и одно только хорошее воспоминание при нас останется в нашем сердце, то и то может послужить когда-нибудь нам во спасение».

Истинно так. Нужно только вспомнить всё.

В отзыве на второй том я переживала, как важно не заглядывать в последние страницы книги. Крепилась изо всех сил, и награду за терпение получила чудесный сюрприз-эпилог, сдержанно-изящный и немногословный. Он-то и придаёт истории ту композиционную завершенность, которой мне так не хватало в предыдущих длинных сериях, так что книгу я закрыла со слезами радости и с чувством полного удовлетворения.




@темы: naked ape/acute girls, chi to choko